Аргументы и факты

Давно в детстве в одном фильме увидел сцену, как парень пытался объяснить про цвета незрячей девушке, и он это сделал через температуры, по-моему совершенно неправильно. Тогда я задумался, как бы это объяснил я, и почему-то очень долго носил в себе эту мысль. Итак вот моя версия.

Начну с китов. У них есть эхолокация, и если кто не знает, работает она так: кит посылает вперед ультразвуковой писк, который отражается от объектов впереди и возвращается к нему, это занимает долю секунды, но его мозг всё понимает правильно, у него формируется образ что там впереди – скала или добыча и какие они. Кит это именно слышит, смотреть там на глубине невозможно. А теперь возвращаемся к свету – это такая же волна, пущенная на объект и отражающаяся от него. Но пускать ее самому фонариком приходится редко, т.к. обычно полно других источников света. Солнце выглядит как шар огромной мощности, на него можно глянуть только на долю секунды, и моментально глаза режет болью. На восходе и закате оно слабей, так что можно посмотреть 3-5 секунд. Солнце излучает белый свет – это смесь всех цветов сразу, но не похожая ни на один из них, целое не равно сумме частей. Белый – чистый и пронзительный, абсолютный, как нечто высшее. Белым является чистый лист, айсберг, туман, большинство самолетов и кораблей, белый потолок, белой является большая часть вконтакта. Ангелов рисуют всегда с белыми крыльями, он олицетворяет чистоту и благодетель. Но большинство предметов не отражают в нас именно белый цвет, а поглощают часть его составляющих (то есть она пропадает), а оставшуюся часть отражают нам. Эти урезанные волны мы называем другими цветами. Так вот, классическое сравнение с температурами не верно. Говорят, что якобы красный похож на горячий, а синий на холодный – это правило с таким количеством исключений, что от правила уже ничего не остается. В космосе наименее горячие звезды как раз красные, а те, что под миллион градусов, – синие. Холодные планеты Марс, Седна и еще некоторые малоизвестные – красные. Есть куча синих предметов, которые можно раскалить и они останутся синими, а красные можно заморозить. Жаркое летнее небо всегда синее, а холодные закаты – красные. Я не хочу этим сказать, что правило надо вообще перевернуть, просто исключений в нем очень много. Важно другое – многие явления не просто разные, а они упорядочены в таблицу. Как в таблице Менделеева элементы идут не просто как-нибудь, а точно по числу протонов в ядре, как ноты уложены друг за другом по высоте, как числа стоят в определенном порядке, так и цвета не просто какие-нибудь разные в плане красоты, а они каждый стоит на своем месте, между ними есть даже чисто математическое отличие. Спектр очень похож на последовательный перебор клавиш рояля от более низких нот (красные) к высоким (синий). Забавно, что иногда он бывает прямо в небе, это и есть радуга – в четверть небосвода запечатлен полукруг, обод, и в нем тонкие кольца цветов точно по спектру с красным на наружной стороне.

Далее о более сложных цветах, которые могут быть получены как смесь простых красок:

Фиолетовый – это смесь противоположностей: синего и красного, это как одновременная игра контрабаса и флейты, как кисло-сладкий фрукт, как запах цветка и мяса вместе, только в тишине и на расстоянии. Больше всего он похож на сливу.

Но если тут красного и синего было примерно по 50%, то розовый – это их же смесь, где красного уже больше и еще с легким добавлением белого. Это никак температурой не опишешь, розового каления не бывает ни у какого материала. Розовый больше всего похож на запах цветов, духов, он самый нежный. Но его не должно быть слишком много, розовые вещи должны быть маленькими. Если в розовый покрасить целый дом, то это нелепо, будто тебя хотят завалить сахарной пудрой по самые уши. К счастью почти никто не использует так много розового.

Коричневый – скорее плохой цвет, неузнаваемая смесь зеленого с красным, мало кто называет его любимым, коричневая грязь, коричневый – разложение, гниль, вода в мутной реке. Коричневой является большая часть военной техники. Коричневая планета Юпитер и многие спутники: Ганимед, Каллисто, Титан. Из приятного: плодородная земля, шоколад, хлеб, стволы деревьев, этот цвет свойственен многим животным. В целом его можно охарактеризовать так: про природу, но без прикрас, с печалями, повседневностью. Из вкусов я бы сравнил его с орехами. Из звуков – хлюпанье по грязи, перемешивание вязких жидкостей.

Черный – сложный случай. Вообще черным является отсутствие света, но в таком истинном виде бывает лишь полная тьма в закрытом помещении, тьма ночи, космоса или глубины океана. Всё, что было цветным, во тьме выключается, цвета умирают. Темнота – неприятная, иногда страшная вещь. Глаза открыты, но в них идет пустой сигнал, а они все равно что-то пытаются найти. Будто ты задаешь вопрос, а в воздухе нет ответа. Казалось бы, раз сигнала нет, то это должно восприниматься как что-то легкое, разгруженное, нулевое, но все как раз наоборот, тьма воспринимается как тяжелое присутствие, она похожа на тонны воды.

Но в такой ситуации мы оказываемся редко, т.к. по ночам всё освещаем лампочками, прожекторами. Поэтому картина получается промежуточная – вот идет человек ночью по дороге, над ним чернота с мерцанием крошечных чистых звезд, а над дорогой размытыми сферами горят огни, как эхо из пятен и очертаний, дают всю дорогу вперед, когда влево и вправо почти глухая пустота. Где есть фонари или в окнах домов зажжен свет, там есть дорога. Где ничего не горит, все дороги скрыты тайной. Но это я рассказал про большую черноту ночи.

Днем же черный – вполне себе обычный цвет некоторых предметов, не злой, даже стильный. В то время как другие предметы красуются сочетаниями цветов, черный показывает всему галантное фигу и в этом минималистичен и прекрасен. Черным является выключенный экран, новенькие ботинки, колеса машин, некоторые животные, птицы, рыбы, некоторые предметы бытовой техники, большая часть проводов. Вообще черный есть везде понемногу, в любой одежде, в любом механизме есть черные кусочки, и это красиво. Неприязнь к черному в литературе есть следствие атавистического страха перед ночью, который в 21 веке совершенно неактуален. Если в старинной литературе добро всегда описывали связанным с белым, а зло – с черным, то в современности это давно уже не так, это пережитый предрассудок.

Я не стал описывать про каждый цвет, потому что зачем повторяться с очевидными вещами? Про то, что трава зеленая, вам и так рассказали. Я уверен, что про зеленый, синий и красный вы наслышаны столько, что не хуже меня расскажете. Мне хотелось копнуть чуть дальше в сложности, в исключения, и сделать упор на то, что цвета выстроены математически в ряд по частоте волны. Саму эту частоту мы правда не видим, эта скорость чудовищна и имеет отношение к вибрации фотонов, но разница воспринимается именно как цвета, которые выражены для нас в неком поэтическом восприятии. Кстати зрячие видят далеко не всё. Спектр – лишь очень узкий зазор на всей электромагнитной шкале, которая нам точно так же недоступна. Есть цвета намного синее синего, первым там идет ультрафиолет, и его видят в основном насекомые, а дальше царство рентгеновского и гамма-излучения. И напротив краснее красного есть инфракрасный, который является цветом накала при обычной температуре тела, и мы его не видим, а вот змеи его ощущают по-своему, кстати не зрением, а чем-то вроде второго нюха. Еще дальше в ту сторону спектра идет огромная шкала радиоволн.

А еще свет бывает поляризованным и неполяризованным, мы видим их оба, но никак не различаем, большинство об этом даже не знают, это информация из науки. А вот насекомые видят разницу между ними. Читал как-то большую статью, вкратце из нее выходило, что поляризованным является свет с особым образом выровненным колебанием фотонов, таким является например свет отраженный от воды, и для насекомых он выглядит еще святее белого и рисует им в небе полосами узоры, по которым они ориентируются в полете. Всё это я точно так же не вижу.

Описание планет, а также некоторые их особенности и необщеизвестные факты.

  1. Меркурий Он интересен тем, что очень похож на нашу Луну, неспециалист может легко их спутать. Он немного больше Луны в размерах (4880 км диаметра против 3475), но его масса в 5 раз больше, чем у нее. Это связано с тем, что у него огромное железное ядро, намного больше нормы, из-за чего Меркурий причисляют к особому классу железных планет. Но это не надо понимать буквально, снаружи он просто каменный. Всё, что на нем есть – горы и кратеры. И это всё. Абсолютно безвидный и пустой мир, серая безвоздушная пустыня из скал и порошка. Именно порошка, т.к. для образования песка здесь нет ни воздуха, ни воды, нечему натереть и отшлифовать мелкие песчинки. Как и на любой безвоздушной планете здесь нет настоящего неба, настоящего дня, космос сразу касается грунта, огромное близкое Солнце горит в абсолютно черном небе, раскаляя поверхность до 430 градусов. Но здесь нечему гореть, нечему испаряться, под адским жаром скалы остаются теми же скалами, такими же серыми, они не меняют цвет, с ними ничего не происходит, и внешний вид ничем не выдает, какая здесь температура. Ночью же она падает до минус 183, и снова ничего не меняется, потому что здесь нет воды для образования льда и снега. Совершенно безвидный мир камней для того, кто оказался бы на нем, и просто серая сфера с ленивым рисунком полос и кратеров для того, кто мог бы смотреть на планету из корабля.
  2. Венера В честь богини любви ее назвали еще древние греки, потому что находили ее вид в утреннем небе красивым и вдохновляющим. Кстати она является третьим по яркости объектом в небе после Солнца и Луны, но это третье место с очень большим отставанием. Говорят, что она якобы дает достаточно освещения, чтобы в безлунную ночь отбрасывать тени от деревьев, но у городского человека нет шансов это проверить. Для этого нужно жить в глуши, где не будет ни единого фонаря. Почему ее называют утренней звездой? Разве ее нет просто ночью? Нет. Потому что она находится ближе к Солнцу, чем Земля, то есть на внутренней орбите, а значит не может оказаться в небе далеко от Солнца, поэтому ночью ее нет, она где-то там среди синевы, днем, когда ее никто не может увидеть. Поймать ее можно только на рассвете или закате, когда Солнце чуть за горизонтом, а она нет. Но вся эта поэзия насчет нее сильно преувеличена. На самом деле звезда как звезда, ничего особенного. В первой половине 20 века на нее возлагались большие надежды в плане поиска жизни. Из-за одинаковых с Землей размеров ученые предполагали, что это окажется своеобразный двойник Земли. Старинным фантастам почему-то представлялось, что там будет жаркий тропический мир с папоротниками, динозаврами, а то и амазонками. В 60-х СССР запускал туда один аппарат за другим, но часть запусков заканчивались авариями, часть аппаратов долетали, но теряли управление при подлете к Венере или разбивались в ее атмосфере. Есть легенда, что когда впервые были получены данные, что температура на Венере составляет не 40 градусов тропического рая, а все 500, один из ученых в гробовой тишине ЦУПа произнес "Ребята, мы сегодня осиротели". Никаких джунглей там конечно быть не могло, Венера представляет собой худшее место из всех твердых планет. Кроме чудовищной температуры там так же давление около 90 атмосфер, а с неба идут дожди из серной кислоты. Все посаженные туда аппараты буквально растворяются на ветру через несколько часов, они не горят, потому что там нет кислорода, но они буквально тают в адском воздухе, как сахар в чаю. За все время исследований была получена лишь одна фотография с поверхности: черные пласты каменного грунта, словно куски раскалывающегося угля, и над ними совершенно ровное небо, кислотно-желтое, неприятное, в нем нет облаков, потому что всё небо – и так одно сплошное бесконечное облако. Если смотреть на Венеру из космоса, то это собственно тот же облачный покров и больше ничего, ни крупицы поверхности через него не пробьется. Вся планета – шар пара, который перемешивается невнятными густыми дугами, ничего особо живописного в этом нет, образ однородный и скучный. Однако со временем аппараты прозондировали планету в других спектрах, недоступных человеку, и все-таки добыли карту поверхности. Уже давно существуют компьютерные симуляции, которые позволяют снять с Венеры ее облако и рассмотреть поверхность. Что ж, это довольно красиво, но это зловещая красота: вся карта будто застывший в камне огонь, всюду желтый, рыжий, а также гигантские черные пятна словно подтёки мазута, и размером они с небольшие страны. Но больше всего здесь огненных линий, разводов, мазков, словно бы эту каменно-огненную карту рисовали пауки-художники, эти линии ветвятся, загибаются, закольцовываются, их очень много, сотни. Вся карта словно растрепанные волосы, паутины, дребезги. А еще компьютерная симуляция позволяет показать, какой была бы Венера, если бы на ней была вода, кислород, нормальная температура, жизнь. Берется тот же пейзаж паутин и линий и затапливается океаном наполовину, все цвета преображаются на спокойные, родные, разливаются прохладные воды, покрывается зеленью поверхность континентов, плывут над миром умеренные облака и загорается тонкий голубой обод атмосферы. Получается без преувеличения самый красивый рисунок материков, что я когда-либо видел среди всех фантастических планет. Вдоль экватора расползается очень длинный главный континент, длиной в пол-планеты, он словно раскидывает лапки топя их в океане и вокруг него всюду россыпи островов дугами, кольцами, перьями, перешейками, они разбегаются в стороны словно пряди и некоторые из них снова собираются в косы. Жаль, что Венера не такая. Даже в очень далеком будущем ее преобразование в такой вид представляется невероятным. Для этого ее надо не просто охладить, а изменить там буквально всё. Но от воображаемой живой красоты перейдем к реальной. Следующая планета – наша Земля.
  3. Земля Единственная планета, названная не в честь одного из богов. Так вышло потому, что долгое время люди просто не знали, что Земля является планетой. Думали, что какая-то штука под ногами, стоит на четырех слонах и черепахе, а вокруг нее все звезды движутся, а еще под ней находится ад. Хотя на самом деле о том, что Земля круглая знали еще в Древней Греции, где развитие наук и искусств всячески поощрялось, но эти знания не были общедоступными. Впервые земной шар измерил Эратосфен Киренский, живший за 200 лет до нашей эры, великий деятель астрономии, географии и родоначальник картографии, его оценка радиуса оказалась почти точной, что было невероятным достижением для того времени. Но Греция пала, со временем пал ее наследник Рим, и наступило Тысячелетие Праха, когда шибко умных сжигали на костре, и думать о том, какой формы Земля и какое у нее место в мироздании, стало нельзя. Нам повезло, что мы живем в эпоху образования и наук, когда любому доступны знания о том, какой является наша планета. Итак, она круглая и без слонов (удивительно, но даже в 21 веке есть те, кто с этим не согласны). В культуре ее постоянно называют то голубой, то зеленой. Так какая же она? На самом деле видны 4 основных цвета: голубой океан и атмосфера, белые облака и ледяные шапки на полюсах, зеленая растительность и внезапно – много желтого. Потому что пустыни занимают пугающе много места. Возможно вы не знаете, как много на Земле пустынь – это не какие-то локальные зоны, а желтыми являются практически все приэкваториальные территории. Желтой является южная половина Евразии и большая часть Африки, а это, на минуточку, два крупнейших континента. Желтым является весь Аравийский полуостров (крупнейший в мире), почти весь Мадагаскар (четвертый в мире), вся Австралия, западная половина Северной Америки, значительные территории Южной Америки. Таким образом почти половина земной суши является желтой, там нет лесов и сколько-нибудь массовой растительности. И это отчетливо видно из космоса, тем более что почти все фотографии Земли сделаны именно с ракурсом на экватор. И хотя большая половина суши конечно же покрыта лесами и является зеленой, но эта составляющая при взгляде из космоса слегка теряется рядом с пронзительной синевой океанов и под насыщенной картиной облаков. На что похож покров облаков из космоса? Уместно сравнить его с пеной в напитке, но чтобы эта пена закрывала не всю поверхность, а примерно половину, рассредоточившись витиеватыми сгустками. Может показаться, что при взгляде на всю планету какие-то отдельные облачка уже не будут видны, а будет некая общая картина на порядок выше, но это не так. Они четко видны по отдельности, мелких очень много, сотни, если не тысячи, и они похожи на пузырьки в той же пене, на одной из фотографий Земли грандиозное скопление таких облачков видно в южном полушарии. В других областях облака формируются уже в огромные массивы, которым можно дать самое буквальное описание – они выглядят как клочки ваты или как перья из подушки, тут даже не нужно искать витиеватых аналогий, всё точно. Картина облаков постоянно меняется, движется, ее отслеживают спутники и если воспроизводить ее в ускорении, то видно, как одни массивы облаков тают, другие зарождаются, они сливаются вместе, скручиваются, текут потоками, вливаются друг в друга в танце перьев. Самая красивая и четкая формация облаков – это, конечно же, циклоны, они выглядят как самые настоящие воронки, причем их размеры огромны, на одной фотографии циклон закрывает всю Японию, на другой – всю Индию. Из космоса может показаться, что это чудовищные ураганы, но на самом деле не так уж много от них проблем, для обитателей накрываемых стран они проявляют себя в основном как обычные грозы и ветры. На ночной стороне Земли видны даже огни городов, правда не с большого расстояния в ракурсе на всю планету, наблюдать это можно только с низкой орбиты, на которой летает например МКС. Огни различимы без специального оборудования и похожи на россыпь искр. Крупные города типа Москвы и прочих мировых столиц очень явно напоминают паутинки, сотканные из света, у них есть четкий центр и расползающиеся в стороны нити. Рядом с такими паутинками-столицами видны искры поменьше и совсем крошечные, вместе они формируют бисерный узор из точек, который показывает космосу и ночи – вот здесь живут люди, а вот там не живут. Кстати обитаемая часть Земли называется красивым греческим словом "ойкумена". Удивительно, но карта ночных огней показывает, насколько заселенная часть мира уступает всей остальной. Вообще о Земле можно рассказывать бесконечно, потому что на ней есть всё, но где-то надо остановиться. Обобщу, что она по сути синяя и желтая под перистым покровом самых разнообразных облаков всех форм и размеров. Сквозь них каждый раз по-разному проглядывают разные картины континентов, островов, зелени, пустынь, ночных огней. Над северным и южным полюсами полярное сияние непрерывно горит тусклым электрическим кольцом. И гость откуда угодно по этой картине сразу бы понял – там кипит жизнь.

Здравствуйте, дорогие гости нашего сайта!

Канадская компания "Амбутек Инкорпорейтед" (Ambutech Inc.) выпускает для всех своих тростей множество видов наконечников, рассчитанных на ту или иную технику работы с тростью.

Существует техника двухточечного сканирования, или ощупывания поверхности. В соответствии с этой техникой пользователь касается тростью той точки, в которую при следующем шаге попадёт его нога. Эта техника предполагает, что пользователь перемещает трость перед собой с частотой своих шагов, касаясь поверхности наконечником трости то чуть левее, то чуть правее. Другими словами, трость по этой технике надо приподнимать и постукивать ей по тем точкам, на которые будут приходиться ваши шаги.

Самым простым и недорогим наконечником, подходящим для такой техники, является "Маршмэллоу". Это небольшой нейлоновый наконечник цилиндрической формы (2,5 см в диаметре):

http://www.7micvetik.ru/index.php?productID=184

Само слово "маршмэллоу" не имеет прямого перевода на русский язык. Оно обозначает конфетку из сахара, яичного белка и желатина, которая вставляется в печенье, пудинг или другие сладкие блюда. Такая конфетка имеет цилиндрическую форму (цилиндр неправильной формы).

Также компания "Амбутек" выпускает наконечник, который примерно в полтора раза дороже обычного "маршмэллоу", но служит, по словам производителя, в два-три раза дольше. Этот наконечник имеет такую же форму, он износоустойчив и сделан из особо прочного нейлона с высокой молекулярной массой:

Для двухточечной техники сканирования используется и наконечник типа "карандаш":

Этот наконечник тоже сделан из нейлона. По форме он напоминает толстую палочку с закруглённым концом. Диаметр этого наконечника равен диаметру самой трости, благодаря чему он не застревает в решётках. Кроме того, на него легко можно надеть любой другой наконечник с типом крепления "колпачок", имеющим трубку или отверстие с рёбрами жёсткости (это позволяет надевать такой "колпачок" не только на "карандаш", но и на саму трость).

Для многих незрячих пользователей трости важны её эхолокационные свойства. Такие люди улавливают звук от прикосновения трости к поверхности (особенно мощёной) и догадываются о близлежащих объектах по тому, как этот звук преломляется. Для этих пользователей выпускается металлический скользящий наконечник:

Рабочая часть этого наконечника представляет собой круглую шапочку из нержавеющей стали. Она легко скользит по поверхности, а при постукивании издаёт довольно громкий звук.

Достаточно долговечным считаетсянаконечник с керамическим покрытием:

Рабочая часть этого наконечника представляет собой полусферу диаметром 27 мм. Керамическое покрытие обеспечивает не только хорошие эхолокационные свойства, но и износоустойчивость. Однако надо иметь в виду, что, будучи устойчивым к трению, оно в то же время легко разбивается при сильном ударе тростью по твердой поверхности.

Итак, все перечисленные наконечники используются для двухточечного сканирования поверхности, при котором пользователь должен приподнимать трость после каждого касания.

Чтобы избавить пользователя от такой необходимости, компания "Амбутек", как и другие крупные производители ориентационных тростей, выпускает целый класс вращающихся наконечников. Они оснащены подшипником, благодаря которому рабочая часть наконечника прокручивается вокруг оси самой трости. Это позволяет перекатывать трость из стороны в сторону, не отрывая её от поверхности. Такая техника постоянного касания не только экономит силы пользователя, но и позволяет более полно и надёжно просканировать (ощупать) поверхность по всей ширине курса своего движения.

Наиболее известным в этом классе является износоустойчивый вращающийся наконечник "маршмэллоу", которым обычно комплектуются все канадские трости, поставляемые интернет-магазином "Семицветик":

Это наконечник цилиндрической формы из износоустойчивого полиэтилена с высокой молекулярной массой. Благодаря встроенному подшипнику наконечник вращается из стороны в сторону и служит в два-три раза дольше, чем нейлоновый аналог.

На втором месте по популярности оказались вращающиеся наконечники в форме шара:

это простой нейлоновый вращающийся шар 50 мм в диаметре:

и износоустойчивый вращающийся шар, который имеет те же форму и размер, но только верхняя его часть сделана из нейлона, а нижняя – из особого износоустойчивого материала с высокой молекулярной массой:

Лично я долго тестировал вращающийся наконечник в виде толстой шайбы:

Это наконечник в форме толстого диска с закруглённым внешним краем. Он изготовлен из полиэтилена с высокой молекулярной массой и имеет встроенный защищённый подшипник. Наконечник служит в два-три раза дольше, чем обычный аналог.

Отметим, что компания "Амбутек" выпускает трости с разными типами крепления наконечников: одни наконечники завинчиваются в трость с помощью резьбы, а другие имеют специальный пластмассовый крючок, который цепляется на нижнюю петлю эластичного шнура, проходящего через всю трость от верхней части ручки до нижнего конца последнего (нижнего) звена.